<-- header__menu -->

Поминовение усопших.

Основания учения Православной Церкви о ходатайстве живых за умерших, содержащиеся в Священном Писании.

Дата публикации  Количество просмотров

Как праведники, по смерти тела и после частного суда над ними, восходят душами своими на Небо и удостаиваются блаженства, точно так же грешники отходят душами своими во ад – место печали и скорби... Впрочем, преподавая учение о том, что все грешники, после смерти своей и частного суда над ними, равно отходят во ад, Православная Церковь в то же время исповедует, что для тех из них, кто до разлучения с настоящей жизнью покаялся, только не успел принести плодов, достойных покаяния (каковы: молитва, сокрушение о грехах, утешение бедных и выражение в поступках любви к Богу и ближним), остается еще возможность получить облегчение в страданиях и даже совсем освободиться от уз ада.

Такое облегчение и освобождение грешники могут получать не ради собственных каких-либо дел или через раскаяние (ибо после смерти и частного суда нет места ни для покаяния, ни для совершения дел, но... по бесконечной благости Божией, через молитвы Церкви и благотворения, совершаемые живыми за умерших, а особенно силой Бескровной Жертвы, которую, в частности, приносит священнослужитель для каждого христианина о его присных (родных, близких), вообще же за всех повседневно приносит Кафолическая Апостольская Восточная Церковь. (Православное исповедание (Кафолической и Апостольской Церкви Восточной), ч. 1, ответы на вопросы 64, 65. Послание Патриархов Восточно-Кафолическей Церкви о православной вере, член 18. Православно – догматическое богословие, митрополита Московского Макария (Булгакова. – Ред.), т. II, п.258.)

Утешительное учение Православной Церкви о возможности для грешников, умерших с покаянием, получать облегчение и даже совершенное освобождение от мучений ада... – это учение имеет основание в Священном Писании.

Святой апостол Иаков заповедует нам молиться друг за друга (Иак. 5, 16), и святой апостол Павел просит совершать молитвы за всех человеков (1 Тим. 2, 1; ср. Еф. 6, 18 – 19). И тот, и другой апостол заповедуют молиться друг о друге и о всех без ограничения места, времени и других обстоятельств. Мы должны, следовательно, молиться о ближних наших и тогда, когда они живут еще на земле, и тогда, когда они через смерть переселяются в другой мир, потому что живем ли мы, или умираем, мы – всегда Господни (Рим. 14, 8), и умершие, как и живые, для Бога все живы (Лк. 20, 38).

Предостерегая нас от молитвы о ближних, неугодной Богу и бесплодной для них, святой апостол Иоанн Богослов дает нам другую заповедь: “Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился” (1 Ин. 5, 16). Но все умершие с истинным раскаянием свободны от смертного греха уже лишь потому, что они раскаялись: “Ибо грех к смерти есть, – говорят отцы Седьмого Вселенского Собора, – когда некие, согрешая, в неисправлении пребывают и жестоковыйно (упорно) восстают на благочестие и истину... В таковых несть Господа Бога, аще не смирятся и не истрезвятся от своего грехопадения” (правило 5-е).

Следовательно, все умершие с истинным покаянием, хотя бы прежде и находились в смертных грехах, а тем более, если не находились, – принадлежат к числу тех ближних наших, о которых нам заповедано молиться без всякого сомнения и колебания. По этой заповеди апостольской Церковь не совершает молитв лишь об умерших в смертных грехах, в нераскаянности и вне общения с Церковью.

По учению апостольскому, молитвы наши о ближних могут быть для них благотворны даже в нравственном отношении (2 Фес. 1, 11 – 12; Еф. 6, 18 – 19), особенно же “много может усиленная молитва праведного” (Иак. 5, 16), и в частности, наши молитвы о братиях, находящихся в смертном грехе, могут подавать им жизнь (1 Ин. 5, 16).

Следовательно, хотя мы не понимаем (не осознаем, не знаем), каким образом действуют наши молитвы на ближних наших, пока они находятся еще в настоящей жизни, тем не менее молитвы наши действенны и спасительны для них. Точно так же не постигая и того, как могут действовать наши молитвы на братий наших, скончавшихся с истинным покаянием, мы не вправе сомневаться в действительности и спасительности для них этих молитв.

“Если чего попросите во имя Мое, – говорит Христос Спаситель, – Я то сделаю” (Ин. 14, 14). Итак, всякая наша молитва к Богу, а следовательно, и молитва о ближних, как живых, так и умерших, может быть сильна и действенна только тогда, когда возносится во имя Господа Иисуса, Который есть “Един Бог, Един и Посредник между Богом и человеками” (1 Тим. 2, 5).

Господь Иисус Христос примирил нас с Богом и искупил от всякого греха, когда принес Ему на Кресте в Умилостивительную Жертву Самого Себя – Свое Тело и Свою Кровь (Евр. 9, 14, 26; 10, 10); и в Таинстве Евхаристии доныне приносится Богу та же самая Умилостивительная Жертва, преломляется то же самое Честное Тело нашего Искупителя за жизнь мира (Ин. 6, 51) и проливается та же самая Честная Кровь Его во оставление грехов (Мф. 26, 27 – 28; Лк. 22, 19 – 20). Следовательно, если наша молитва как о живых, так и об умерших братиях наших, может быть угодна Богу и благотворна для них, то это преимущественно в то время, когда она бывает соединена с приношением за них Бескровной Умилостивительной Жертвы.

Господь Иисус Христос говорит: “...Всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем” (Мф. 12, 31 – 32). Отсюда прямой вывод о том, что по молитвам Церкви могут быть изглажены (т. е. уничтожены) грехи грешников и по их смерти. В Апокалипсисе говорится, что Господь Иисус Христос имеет ключи ада и смерти (Апок. 1, 18); следовательно, Он может отверзать ими врата адовы и освобождать грешников из ада.

По смерти для самих грешников не остается места ни для покаяния, ни для добрых дел. Объяснить возможность отпущения грехов грешникам и освобождения их от уз ада можно лишь тем, что Господь совершает это отпущение и освобождение по молитвам Церкви и в силу Бескровной Умилостивительной Жертвы, приносимой за умерших. О скончавшихся с хулой на Духа Святого, или что то же – в смертном грехе и не раскаявшихся, как сказал Спаситель: хула на Духа Святого не отпустится человеку ни в сем веке, ни в будущем.

Во Второй книге Маккавейской повествуется о доблестном и благочестивом вожде иудейском Иуде Маккавее следующее:

“Выступил же Иуда с тремя тысячами пеших и четырьмястами конных. Когда они вступили в сражение, случилось пасть немногим из иудеев. ...Так как наступал седьмой день, то они очистились по обычаю и праздновали субботу. На другой день бывшие с Иудою пошли, как требовал долг, перенести тела павших и положить их вместе со сродниками в отеческих гробницах. И нашли они у каждого из умерших под хитонами посвященные Иамнийским идолам вещи, что закон запрещал иудеям: и сделалось всем явно, по какой причине они пали. Итак, все прославили Праведного Судию Господа, открывающего сокровенное; и обратились к молитве, прося, да будет совершенно изглажен содеянный грех; а доблестный Иуда увещевал народ хранить себя от грехов, видя своими глазами, что случилось по вине падших. Сделав же сбор по числу мужей до двух тысяч драхм серебра, он послал в Иерусалим, чтобы принести жертву за грех и поступил весьма хорошо и благочестно, помышляя о Воскресении; ибо если бы он не надеялся, что павшие в сражении воскреснут, то излишне и напрасно было бы молиться о мертвых. Но он помышлял, что скончавшимся в благочестии уготована превосходная награда, – какая святая и благочестивая мысль! Посему принес за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха” (2 Мак. 12, 33 – 34, 38 – 45).

У ветхозаветных иудеев было в общем обычае – преломлять хлеб над умершими (Иер. 16, 6; Тов. 4, 17; Сир. 7, 36). Существовал также частный обычай – налагать на себя добровольно пост по случаю неблаговременной кончины кого-либо из близких (1 Цар. 31, 13; 2 Цар. 1, 12; 3, 35). Нет сомнения, что благочестивые из иудеев соединяли с этими обычаями и молитвеные обряды.